Культура и искусствоВойна в творчестве Гелия КоржеваВолшебный мир Галлен-КаллелыАнри Матисс. Путешествие в РоссиюАнри Матисс. Марокканский свет.Сергий РадонежскийРусская иконописьИноки и отшельникиЗападноевропейская коллекция ЭрмитажаАлюминиевый занавесПанно «Книги — память человечества»Театр «Около дома Станиславского». Спектакль «Школа дураков»Фестиваль «Империя оперы»Выставка «Век Пикассо»Coffee Story, Оскар Питерсон и трио Одиссея
 
Волшебный мир Галлен-Каллелы
 
 

Анри Матисс. Марокканский свет.

Выразительность, по-моему, заключается не в страсти, вспыхивающей на лице или проявляющейся в неистовом движении. Она во всем построении картины: место, занимаемое телами, окружающее их пространство, пропорции — все здесь важно. Композиция есть искусство декоративного размещения различных элементов, которыми художник располагает для выражения своих чувств.
А.Матисс

«По морю, неспокойному, но беспримерно синему, корабль скользит, не раскачиваясь, не взлетая на волнах. Слева на горизонте несколько облаков, справа гористый испанский берег». Так, сказочно, на борту парохода «Риджани» 29 января 1912 года великий французский живописец Анри Матисс описывал начало своего путешествия в Марокко в письме дочери Маргарите. В Танжере, бывшем тогда центре французской колонии, ему предстояло провести немногим более полугода, с возвращением в Париж на позднюю весну и лето.

В Марокко свет, по рассказам художников, был более ярким, поглощающим предметы и фигуры, а природные краски-чистыми и нежными. Немалую роль в решении Матисса предпринять это путешествие сыграли также романы замечательного писателя-ориенталиста Пьера Лоти о Марокко, изобилующие точными и живыми описаниями атмосферы экзотического природного оазиса.

К моменту приезда в Северную Африку Матиссу исполнилось сорок два года, и он уже был признанным лидером в авангардных кругах парижских художников, устроивших мастерские в заброшенных домах на Монмартрском холме и заселивших дешевые меблированные комнаты на Монпарнасе. Среди нищей парижской богемы Матисс слыл олимпийцем.

Две поездки в Марокко, в начале и конце 1912 года, можно рассматривать как одно «темпераментное» путешествие, в результате которого были созданы такие шедевры зрелого декоративного стиля Матисса, как «Марокканский триптих», портрет «Стоящего рифа» («Марокканец в зеленой одежде») и «Арабская кофейня».

Анри Матисс. Стоящая Зора
A.Матисс. Стоящая Зора
Масло. 1912.
Государственный Эрыитаж

Впоследствии, подводя итог своему марокканскому путешествию, Матисс сказал: «Путешествия в Марокко помогли мне осуществить необходимый переход и позволили вновь обрести более тесную связь с природой, чего нельзя было бы достигнуть с помощью живой, но все же несколько ограниченной теории, какой стал фовизм».

Анри Матисс. Арабская кофейня
А. Матисс. Арабская кофейня.
Масло. 1918.
Государственный Эрмитаж.

Переход был необходим, потому что Матисс почувствовал разрыв между естественным видением предмета и его анализом на холсте с помощью приемов фовизма. Необходимо было найти нечто объединяющее живую натуру и приемы ее изображения. Такой объединяющей субстанцией стал свет, увиденный Матиссом в Марокко и пронизывающий краски его танжерских полотен.

Анри Матисс. Открытое окно в Танжере
А. Матисс. Открытое окно в Танжере.
Масло 1918.
Государственный Эрмитаж.

Свет господствует в замечательном холсте «Открытое окно с видом на бухту в Танжере>. Кажется, что слепящее марокканское солнце, которое Матисс застал, приехав в Танжер во второй раз, в конце октября 1912 года, съело» все очертания предметов, выжгло яркие краски прежних Матиссовых живописных панно. Нижняя часть полотна местами оставлена художником незакрашенной, так что виден оставленный, нанесенный художником масляной эмульсией рисунок. Краски сильно разбавлены, и пейзаж с видом на бухту на горизонте кажется чуть тронутым нежной акварелью. Масляные краски нанесены тонкими прозрачными слоями, сквозь которые просвечивает белизна холста, что в целом создает ощущение живого присутствия голубизны неба, синевы моря, свежести зелени и букетов фиолетовых и красных цветов, стоящих на подоконнике

Картина написана в комнате отеля «Вилла де Франс», где Матисс останавливался в Танжере и откуда открывался прекрасный вид на старый город и окрестные пейзажи. Над этой дивной картиной живой природы господствует охристое марокканское солнце, пронизывающее собой все части композиции.

В картине должна быть видна каждая деталь, и тогда эта деталь сыграет положенную eй роль, главную или второстепенную. Все, что не приносит пользы картине, тем самым уже вредно. Произведение предполагает гармонию целого, любая лишняя деталь займет в восприятии зрителя место другой, существенной детали. А.Матисс.

Марокканские пейзажи Матисса, дышащие напоенным солнцем ароматом, быть может, высшие достижения художника, а, может, и всей живописи ХХ века в трактовке живой природы.

На протяжении нескольких, проведенных в Марокко месяца Матисс также писал натюрморты с цветами и фруктами и портреты марокканцев. В первый день по прибытии в Марокко в последних числах января 1912 года его встретил проливной дождь; ливень продолжался почти месяц, к полному отчаянию художника, прикованному к комнате отеля.

Анри Матисс. Корзина с апельсинами
А. Матисс. Корзина с апельсинами.
Масло. 1912.
Музей Пикассо. Париж.

Первыми написанными в Танжере полотнами стали натюрморты и среди них — «Корзина с апельсинами», спустя много лет приобретенный другом Матисса, великим испанцем Пабло Пикассо. Этот замечательный натюрморт с корзиной фруктов, как бы низвергающихся на сверкающую белизной скатерть с ярким восточным узором, не один десяток лет украшал личную коллекцию Пикассо и теперь находится в его музее в Париже. В натюрморте дают себя знать уроки еще одного великого мастера французской живописи начала ХХ века — Поля Сезанна, бывшего кумиром и Матисса, и Пикассо.

В Марокко Матисс обрел свой живописный рай — творческий «парадиз», в основе которого лежит удивительная светоносность колорита, и уподобил фигуры изображенных марокканцев цветкам и растениям.

«Флоральные» образы невольно возникают в сознании современного зрителя перед марокканскими полотнами Матисса. В волшебных по колориту пейзажах, написанных с натуры из окна комнаты отеля или в саду виллы семьи Брукс в Танжере; в праздной восточной неге растянувшихся на полу «Арабской кофейни», как на райском лугу, марокканцев «без лиц», целиком отдавшихся созерцанию золотых рыбок, плещущихся за прозрачными стенками древней по форме чаши, воплощена мечта о гармоничном космосе, высшей Радости Жизни.

Анри Матисс. Марокканка Фатьма
А Матисс. Марокканка Фатьма
Масло. 1912.

Вытянутые формы фигуры «Марокканки Фатьмы», возникающей как видение из-за портьеры комнаты отеля в бирюзовом полупрозрачном одеянии с нежным цветочным узором, напоминают одновременно и оживший персонифицированный цветок на тонком зеленом стебле, и парящие образы древнерусских святых на стенах Успенского собора в Московском Кремле. А ступни ее ног в длинных желтых арабских сандалях, развернутые под углом к фронтально изображенной фигуре, кажутся заимствованными с древнеегипетских рельефов и росписей. «Варварство означает для меня возвращение к молодости»,— сказал Матисс в 1936 году в беседе с художественным критиком Тернадом.

Сияние Марокко рождает под кистью Матисса цвет разной природы: нежно-лазоревый халат Фатьмы и изысканная зелень кафтана в портрете «Марокканец в зеленой одежде» скрадывают, дематериализуют плоть под покровами цветных одеяний. Сумма этих впечатлений и особенно опыт работы с натуры в Марокко каждый раз по-своему трансформировали способ передачи на холсте живой природы, подсказывая конкретное композиционное решение, а подчас и древнюю ассоциацию ' прототип.

Анри Матисс. Марокканец в зеленой одежде
А. Матисс. Марокканец в зеленой одежде.
Масло. 1913.
Государственный Эрмитаж.

В Марокко Матиссом были созданы подлинные шедевры и заложены основы позднейшего декоративного стиля. Сам художник никогда не воплощал своей мечты о «парадизе» (цветном земном рае) с той силой непосредственности и чистоты, без примеси рефлексии, как в Марокко.

Несомненно, однако, что в 1913 году, в период упоения машинным конструктивизмом грядущего компьютерного века, марокканский цикл Матисса не мог восприниматься с той острой, ностальгической силой, как сегодня. Кто знает, быть может, в процессе изучения этого высшего этапа в творчестве великого французского мастера мы начинаем новое постижение искусства Матисса, подобно тому, как сам он, в начале столетия, стал участником встречи рождающейся новой европейской культуры с обновляющими ее истоками древних восточных цивилизаций

М. Бессонова


Материал подготовлен в содружестве с порталом Smalti.ru - вдохновение, творчество, искусство. Портал посвящен истории живописи и работам современных художников, иконописи и древнерусской живописи, архитектуре, литературе и другим искусствам.
Читайте на сайте дополнительные биографические и искусствоведческие статьи: Анри Матисс. «Раковина на черном мраморе».


Следующая страница: Сергий Радонежский

   •  Главная   •  Культура и искусство   •  Анри Матисс. Марокканский свет.  
 
Страны и города Наука и техника Культура и искусство
Итальянское вино ИЛЬ ПАЛАЦЦО   Гранитные ступени   Мозаичная композиция   Красота и здоровье
Красота и здоровье Дом и сад Семья и дети
  О проекте
Карта сайта
Винотека
Рассказики
Страны и города
Наука и техника
Культура и искусство
Красота и здоровье
Дом и сад
Семья и дети
 
   18+